Проблема современного искусства: арт-рынок, художники, PR и деньги

Автор: Наталья Ткачева

Современный арт-рынок все больше расширяется, и в борьбе за покупателя художники и галереи все чаще вынуждены прибегать в связям с общественностью, продвигая свою известность и узнаваемость. В силу специфики этого рынка и его неподчиняемости традиционным рыночным механизмам, на первый план выходят паблик рилейшнз. Отличительные черты и индивидуальность продукта, конечно, являются очень важными показателями, но если на арт-рынке не используются технологии распространения информации о существовании определенного произведения искусства, шансы художника стать известным и продаваемым минимальны.

В сознании представителей и работников арт-рынка просыпается необходимость использовать PR-технологии в своей деятельности и продвижении значимых художников и произведений, однако если сравнить  украинскую действительность с тенденциями развития современного искусства на Западе, можно увидеть, что отечественный рынок, к сожалению, не демонстрирует популярность применения инструментов паблик рилейшнз. Он, по сравнению с отлично организованными западными кампаниями, технологиями и брендами, действует больше интуитивно, нежели осознанно. Возможно, работа отделов по связям с общественностью различных культурных организаций и отдельных частных компаний стала бы эффективнее, если бы на работу приглашались дипломированные PR-специалисты, которые бы могли руководствоваться четкими теоретическими и практическими знаниями. Идеальным вариантом было бы устраивать различные тренинги с участием зарубежных PR-агентов с целью повышения квалификации сотрудников. Брендинг, успешный пиар и богатый покровитель в виде дилера или галериста являются залогом успеха художника на современном рынке искусства, и все это указывает на то, насколько коммерциализирован арт-рынок.

Деньги все усложняют в искусстве и влияют даже на его «зрителей». Невозможно взглянуть на произведение, выставленное на торги на аукционе, и не заметить его эстимейт. Только некоторые могут всерьез задаться вопросом, почему смятая ткань, брошенная на грязный пол на предпоказе продается как предмет искусства. Но это должно быть искусством, если все вышеописанное происходит в зданиях/павильонах брендовых аукционных домов, таких как Sotheby’s или Christie’s, а вещь является лотом, выставленным на вечерние торги. Или если эта «тряпка» стоит как внушительных размеров особняк или десяток новых автомобилей люкс класса. Когда после долгих и напряженных ставок триптих Ф. Бэкона «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» все-таки продается за рекордные 142 млн. долларов, в зале слышен гул голосов и сдержанные аплодисменты. Только чему они посвящены? Богатству покупателя, триумфу его эго или его непревзойденному вкусу в искусстве? Нет, аплодируют новому рекорду. Когда слышен звук молотка, цена, за которую коллекционер приобрел эту картину, становится стоимостью картины, и это становится историей. Кураторы и арт-критики тоже ведутся на цены. Дорогая работа становится значимой в мире искусства частично из-за ее цены. Критики интерпретируют работы Э. Уорхола, Д. Кунса, Т. Эмин, Д. Херста, но «забывают» упомянуть о том, что значение этих работ в мире современного искусства и на рынке велико также по причине того, что за них были заплачены баснословные суммы. Толпы людей идут на выставки современного искусства не только потому, что им интересно, но отчасти из-за стоимости представленных на экспозиции произведений. История современного искусства не была бы такой, если бы не публиковались официальные результаты продаж на аукционах, если бы никто не знал, что картина М. Ротко «Желтое, розовое, лиловое» была продана за 72 млн.

С середины 18 века, когда монархия и аристократия перестали быть основным источником меценатства, художники имели отрицательные взгляды на отношения между искусством и деньгами. Сегодня же художников возмущает рыночная экономика и то, что предметы искусства приобретаются исходя не из таланта и заслуг художника на его профессиональном поприще, а исходя из того, что иметь дорогой подлинник стало выражением статуса владельца. К сожалению для художников следует сказать, что современному искусству, этой большой и немаловажной в настоящее время нише, просто необходимо откуда-то брать деньги. Пока государство не станет единственным покупателем предметов искусства, такими масштабными инвестициями должны заниматься коллекционеры, дилеры и спекулянты. Художникам ничего не остается кроме того, как смириться с тем, что выбор определенного произведения искусства обусловлен статусом художника, а его важность — размером кошелька или банковского счета покупателя.

Если рыночная экономика не всегда способна поощрять заслуги, должно ли государство искупить эту вину и субсидировать художников? Те, кто когда-либо изучал экономику культуры, должны с этим согласиться, потому что в искусстве будут преобладать экстерналии – выгоды, которые получает общественность, а не тот, кто владеет искусством. Музеи и галереи привлекают туристов и за счет инвестиций помогают превратить города в культурные центры. Но кому тогда нужно платить и за что? Экономисты и представители общественности считают, что субсидии возможны и разумны в двух случаях: когда их выплачивают художникам в начале их деятельности в качестве грантов или стипендий, и когда художники создают зрелые произведения, в качестве призов и вознаграждений за паблик-арт. Но многие художники не согласны с такими взглядами и утверждают, что таких случайных субсидий недостаточно, а гранты должны выплачиваться на протяжении всей их карьеры, независимо от их статуса на арт-рынке, а также уверены, что рынок всегда будет недооценивать современное искусство, потому что покупатели обладают недостаточными для его понимания знаниями и опытом в этой сфере.

Многие исследователи считают, что рынок современного искусства через какое-то время будет в упадке, но есть несколько причин, почему этого не будет:

  • тенденции экономической конъюнктуры и дальнейшего развития искусства благоприятны;
  • количество состоятельных коллекционеров на сегодняшний день в десяток раз больше, чем в 1990.

На сегодняшний день арт-рынок полностью демократизирован, его законы довольно просты и доступны для понимания, а быстро меняющиеся условия действительности, постоянные новаторские поиски современных художников и использование различных маркетинговых и коммуникативных стратегий и пиар-технологий открыли новый этап в условиях рынка современного искусства.

По материалам: «The $12 Million Stuffed Shark: The Curious Economics of Contemporary Art» (D. Thompson)

(оценка: 4,89 из 5)
Загрузка...