Современное искусство и Интернет

Автор: Наталья Ткачева

В середине 90-х годов ХХ века американские, а затем и европейские художественные институции начали плавно перебираться в сеть Интернет, создавая веб-сайты, которые обычно включали логотип и краткий текст. Вместе с этим исследователи музейной сферы высказывали разные предположения о перспективах развития традиционной системы составляющих художественную деятельность структур, а также о возможности виртуализации процессов создания и распространения продуктов искусства. Развитие и распространение Интернета и WWW раз и навсегда поставили под сомнение долговечность и эффективность традиционного распространения современного искусства. Особенностями всемирной паутины, а именно возможность работать с оцифрованными видео, аудио, текстом и изображением, которые располагаются на различных удаленных серверах, сегодня пользуется большая часть художественных институций по всему миру. И хотя галереи, музеи и центры современного искусства продолжают работать в обычном режиме в реальной жизни и обладают правом создавать мнение об искусстве в обществе и культуре государства, к их деятельности также добавлены современные электронные средства коммуникации.  В этом случае, Интернет можно назвать отражением реальности, ведь веб-сайты художественных организаций продолжают развивать уже существующую систему жизни искусства, но уже в киберпространстве. Для действующих в реальном мире («реальных») организаций целью их веб-страниц является быстрое и легкое распространение информации об их деятельности, которое бы не ограничивало их финансово (публикации в тематических журналах, газетах, новостях). При этом одним из главных критериев будет то, насколько эта организация внедрилась в Интернет, поддерживает ли она связи с другими институциями искусства, позиционирует ли она себя в качестве ядра или связующего звена сети контактов с другими галереями, центрами, художниками, позволяет ли она посетителям сайта участвовать в деятельности посредством форумов, мейлинг-листа, использует ли Интернет технологии, которые привлекут художников, критиков и искусствоведов к творческому и информационному обмену. Как видим, открытость и интеграция в сеть являются важными составляющими любого успешного и эффективного Интернет-проекта об искусстве.

В настоящее время известные музеи и галереи запускают целые Интернет-проекты и платформы. Ярким примером является проект Google Art Project, являющийся онлайн-платформой, благодаря которой пользователи со всего мира, находясь дома, могут иметь доступ к изображениям произведений искусства различных галерей и музеев в высоком разрешении. Проект был запущен в феврале 2011 года по инициативе крупнейшей поисковой системы Гугл в сотрудничестве с 17 известными международными музеями, включая лондонский Тейт Модерн и нью-йоркский Музей Метрополитан. Всего лишь зайдя на сайт проекта и кликнув пару раз мышкой посетители могут пуститься в виртуальный тур по галереям и произведениям, изучить физическую и контекстуальную информацию о работах и собрать свою собственную виртуальную коллекцию. Конечно, ничто не сравнится с чувством обладания оригинала, а смотреть на известную картину на мониторе или ретина дисплее – совсем не то, что любоваться ей вживую, но этот проект как ничто иное может приблизить любого заинтересованного сферой искусства к прекрасному. На данный момент Гугл Арт Проджект подписали соглашения со 151 музеев из 40 стран, добавив более 50 000 произведений искусства и переведя платформу на 18 языков.

Также никак нельзя удивиться, если в интернете любой художник за считанные месяцы может стать самым обсуждаемым, несмотря на свою художественную деятельность. Например, мало кто знает художника Метро Метеора, который не только стал самым продаваемым в своем городе, но и превзошел заработки самого Ван Гога (за 120 маленьких и 40 больших работ коллекционеры отдали приблизительно 35 тысяч долларов, что намного больше, чем Ван Гог заработал при жизни). Также мало кто знает, что этот художник на самом деле не человек, а… десятилетний скакун, который, едва оправившись от травмы колена и благодаря своим заботливым хозяевам, стал художником-абстракционистом. А благодаря всемирной паутине о Метеоре может узнать каждый. О 71-летнем Кене Делмаре не так часто слышали за пределами США, но после того, как ему взбрела в голову идея рисовать портреты знаменитостей на бумажных полотенцах, и фотографии его работ облетели тематические группы всех социальных сетей, цены на эти работы выросли до 10 000 долларов за одну бумажную картинку. Француженка Виви Мак, которая не имеет художественного образования, начала рисовать обычными пищевыми продуктами, взорвав Интернет своей креативностью. И хоть от ее скоропортящихся картин остаются всего лишь фотографии, век развитых информационных технологий позволяет художнице поделиться своими творениями с миллионами людей по всему миру благодаря сети Интернет.

Но и этим еще не ограничиваются поистине масштабные возможности развития и поддержания интереса к искусству онлайн. Главный куратор отдела архитектуры и дизайна нью-йоркского MoMA запустила экспериментальный интернет-проект под названием «Дизайн и насилие», который посвящен дизайнерским проектам и объектам, связанным с насилием. Большая часть представленных на специальном сайте работ, которые сопровождаются кратким эссе и вопросом к читателям, была создана в переломном 2001 году, который ознаменовал начало и рост значения кибервойн. Галерея Чарльза Саатчи, известного британского коллекционера, запустила серию виртуальных выставок с символичным названием «World Wide Wall», на которых 6 кураторов отберут по 10 работ у 10 талантливых молодых художников и создадут выставку-продажу этих картин. Van Gogh Museum в Амстердаме выпустил 3D репродукции лучших работ художника, которые являются работами следующего поколения, т.к. выполнены в третьем измерении. Аукционный дом Christie’s организовал онлайн-торги, на которых можно было приобрести не только произведения японских художников, но и изделия из дерева и керамики, принты и литографии. В Интернете появился новый веб-сайт Larry’s List, посвященный коллекционерам, в базе которого находится подробная информация о более чем 3000 человек (не только контакты, но и сведения о произведениях, которые были ими приобретены за последние года). Любой художник теперь может связаться с коллекционерами напрямую, без посредников и предложить им купить свои работы по установленной ими же (художниками) цене. Музейные работники и кураторы выставок тоже извлекают пользу из медиатизации современного искусства, ведь и для них был запущен новый сервис Vastari, который позволяет им связаться с частными коллекционерами и таким образом облегчить процедуру музейного займа для будущей экспозиции в музее или галерее. Кроме того, известными российскими и украинскими институциями проводятся различные фестивали медиа-арта, на которых можно увидеть медиа-искусство: перформансы и инсталляции.

Довольно долго область искусства в нашей стране не воспринималась как коммерчески выгодная и была исключительно духовной и культурной ценностью народа. Предметы искусства были самоценными, просвещали общество и обогащали культурное наследие; художественные произведения не представляли экономической ценности, а финансовая поддержка сферы культуры происходила за счет меценатов, благотворительных фондов, а также бюджетных средств государства. Однако ХХI век стал новой ступенью развития рынка искусства. Благодаря глобализации возникли такие направления основ человеческой деятельности как виртуализация, информатизация и медиатизация, а также изменились межличностные коммуникации. Четверть века назад, разрабатывая теорию постиндустриального общества, Д. Бэлл говорил не только об изменении мировоззрения, образа жизни, социальных основ, но и о модернизации культуры. Тема виртуального искусства является интересной для обсуждения, ведь в этот термин вкладывают разнообразный смысл. Например, произведения, существующие лишь в электронной форме и не имеющие материальных аналогов. Существует вопрос: есть ли у виртуального искусства все шансы стать новым направлением? Ведь каждый вид искусства проходит период от возникновения до признания самостоятельным направлением или видом. Самый прекрасный пример этому такой вид искусства как перформанс, который в настоящее время становится все более популярным. В 1970-х годах неизвестная девушка исполняла перформансы и создавала масштабные инсталляции, которые осуждались обществом и не являлись видом искусства: перемывала груду окровавленных костей в память о жертвах войны в Югославии, разрешала зрителям ее инсталляции причинять ей физическую боль, разложив на столе перед ними около 70 предметов, среди которых был нож, ножницы и пистолет с одним патроном, вдыхала углекислый газ до тех пор, пока не потеряла сознание, исследуя способность человека поглощать жизнь другой личности. Сейчас, спустя 40 лет непризнанного творчества, эта девушка — известный художник-перформанист, 67-летняя Марина Абрамович, которая открыла свой институт перформанса, проводит различные мероприятия и масштабные выставки, а также довольно востребована как художник потому, что перформанс стал одним из видов современного искусства.

О виртуальном искусстве интересно сказал Роберт Адриан: «Понятие NetArt в отличие от историко-искусствоведческих конструкций, известных как «измы», имеет более важное значение, чем это может выглядеть на первый взгляд, потому что это искусство подвергает сомнению концепцию создания произведения искусства как индивидуальной деятельности». Здесь мы говорим об инновационности и стремительности этого явления, а также о том, что этот феномен существует в виртуальном пространстве и создается с помощью Интернет-технологий: java scripts, HTML и др. Кроме того, такое бурное развития искусства в сети также сделало актуальной проблему контекста современного искусства, которых два: открытое и быстро изменяющееся и закрытое иерархичное со всеми многочисленными институциями. Первые сетевые художественные проекты имели первый контекст – были созданы и распространены арт-институциями, их авторами были люди, которые имели опыт создания таких проектов или художественное образование. Однако в последнее время благодаря критикам и кураторам искусство становится частью институциализированного арт-мира и арт-рынка, т.к. виртуальные арт-проекты участвуют в многочисленных фестивалях и биеннале современного искусства.

Роль современного искусства в развитии современного общества просто неоценима, ведь в силу своей интернациональности объекты искусства не требуют перевода на другой язык, а само искусство в сети становится так называемой арт-идеологией, концепцией без границ. В настоящее время мы можем наблюдать расцвет экспериментов и обилие различных течений в западном искусстве, т.к. сама сфера искусства переживает переломный момент. Это время смелых экспериментов и дискуссий. Социальные изменения в корне меняют положение искусства в обществе, ведь художник рисует или создает выражение мира, в котором он живет, и иногда публика просто не успевает за скоростью развития этой сферы.  В конце концов, все эти факторы привели к полному разрушению художественной формы и возникновению новых направлений/течений/видов и технических особенностей: чего-то либо невероятно упорядоченного,  либо абсолютно бесформенного и хаотичного, т.е. того, что мы наблюдаем при применении ЭВМ в разных областях искусства. В первом случае, на основе анализа красок, зрительных форм, архитектурных элементов, символов и знаков создаются упорядоченные наборы элементов, которые анализируются и распределяются на отправителя и получателя сообщения. Далее все полученные элементы комбинируются и, следуя определенным правилам художественного построения, приобретают формы. Проникновение машинных процессов не только в сферы деятельности общества, но и в наше мышление можно считать переворотом мировоззрения, который можно сравнить с гегелевским переходом количества в качество. Как говорил Поль Валери: «Наша цивилизация уподобляется — или, во всяком случае, имеет тенденцию уподобиться — машине. Эта машина не терпит, чтобы ее царство было не всеобщим, чтобы где-то существовали индивидуумы, для которых она ничего не значит, которые находятся вне ее сферы. Точность — важнейшее ее качество — не терпит социальной неопределенности, не терпит чудачеств. Она не может смириться с существованием людей, роль и условия жизни которых не определены четко и ясно. Она старается избавиться от людей, чья роль для нее непонятна, ста­рается по-своему переформировать других людей, не интересуясь ни прошлым, ни даже будущим человеческого рода». И здесь существует немаловажный вопрос – заменит ли машина художника? Появится ли такая машина, которая может занять место живописца? Уступит ли человек свое место машине или человеку придется впустить их в свою жизнь, изучая их язык и используя в своих интересах, творчестве? По крайней мере, уже существуют предпосылки. Например, датско-исландский художник Олафур Элиассон создал машину «Connecting Cross Country With A Line», которая способна документировать путешествие, рисуя круглые черно-белые абстракции. Черный шар, предварительно обмакнутый в чернила, начинает «плясать» по белому холсту, установленному в вагоне поезда, и отмечает малейшие колебания во время движения. Работа машины начинается тогда, когда начинает двигаться поезд. Таким образом, художник воссоздает топографию местности, по которой «ездит» его изобретение. А медиа-художник из Чикаго Харви Мун, задавшись вопросом «Кто же из нас художник?» создал машину под названием «Drawing Machine», представляющую собой механическую руку, которая самостоятельно рисует.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что главная проблема искусства в том, что оно становится разновидностью практической деятельности человека и теряет свой первоначальный социальный статус, ведь от привычного нам представления о нем мало что остается.

(оцінка: 5,00)
Загрузка...