Оставайтесь с нами

Статьи

“…Но мы не сможем вам заплатить”: перформанс и деньги

Опубликовано

Автор: Ханна Гораши, ARTnews

Год назад Роузли Голдберг организовала в бывшем здании банка в Бруклине постмодернистический сбор средств, представив “особенный съедобный перформанс” Дженнифер Рубелль. Это было в честь десятилетия фестиваля Перформа, который Голдберг, знаток перформанса, основала в 2004 году в целях просвещения. В это же время на другой стороне Ист-Ривер галерея Шона Келли представляла последние работы самого известного в мире мастера перформанса Марины Абрамович. Художница просила посетителей надеть шумонепроницаемые наушники и повязки на глаза, прежде чем те отправлялись бродить по огромному пустому просранству выставочного зала.

Возможно, за последние десять лет Перформа и Абрамович прославили искусство перформанса больше, чем кто-либо или что-либо еще. Действительно, в этом месяце Перформа проведет на многих площадках Нью-Йорка свою шестую биеннале, на которой можно будет увидеть живые представления избранной группы художников, в том числе Робина Род, Франческо Веццоли и Джулианы Хакстебл. Десятилетие фестиваля пришлось на то время, когда искусство перформанса оказалось на перепутье. На самых известных выставках, таких как Биеннале Уитни и Триеннале Нового музея, перформанс вегда был в центре внимания. Музеи приобретают перформансы для своих постоянных коллекций, нанимают увлеченных кураторов для такого непростого дела, как организация и поддержание перформанса, и зачастую строят для них специальные театры. В то же самое время у художников и организаций возникают вопросы об оплате перформансов, а Абрамович привлекает внимание своим умением монетизировать эту форму искусства. Вне всяких сомнений, перформанс никогда не был легким путем к финансовой стабильности, но сейчас он ценится как никогда раньше.

Когда-то Абрамович была студенткой, которая сводила концы с концами в Белграде, но теперь она – культовая фигура. Ее перформанс “В присутствии художника” (The Art Is Present) в нью-йоркском Музее современного искусства (MoMA) в 2010 году посмотрело около 800 тысяч человек. Последние несколько лет она пытается собрать средства (с помощью кампании на Kickstarter уже накопилось около 700 тысяч фунтов), чтобы основать Институт Марины Абрамович. Там посетители будут обучаться ее “методу”: это будут “серии упражнений, которые Абрамович придумывала в течение 40 лет, чтобы прояснить границу между телом и разумом”.

В 2014 году Абрамович заплатили 150 тысяч долларов за рекламный ролик с Adidas для Кубка Мира ФИФА-2014 (как она рассказала изданию Bloomberg, 50 тысяч она потратила на съемки фильма и что это было “то, что нужно для моего института”). В ее жизни есть множество атрибутов настоящей знаменитости – во время моего недавнего визита в ее стильно пустую квартиру в Трайбеке я обнаружила огромную гардеробную, заполненную Givenchy (все подарки от ее хорошего друга Риккардо Тиши), и режиссера видеомонтажа из Бразилии, который проводит все свое свободное время, работая в одном из кабинетов квартиры над ее вторым документальным фильмом. Во время моего визита она подчеркнула, что на самом деле она не очень богата. “Люди присылают мне все эти вещи”, – сказала она, показывая рукой на все вокруг. Я спросила, заплатили ли ей как художественному директора первого показа Givenchy на сентябрьской неделе моды. “Конечно”, – сказала она. – “Ты шутишь? Я не работаю бесплатно”.

Как и многие другие перформансисты, Абрамович продает фотографии своих перформансов. Однажды Шон Келли, арт-дилер, давно работающий с художницей, сидя напротив меня в своей отлично оборудованной частной библиотеке, рассказал, что за снимки платят от 25 до 500 тысяч долларов. Все же, по сравнению с другими такими же знаменитыми художниками – Дэмьеном Херстом, Джеффом Кунсом – относительно небольшое количество ее работ было выставлено на аукционах; ее рекорд на аукционе, поставленный в мае на Christie’s, составляет 365 тысяч долларов за полное собрание перформансов с 1973 по 1975 годы, выпущенное в 1994 году.

Абрамович рассказала мне, что, как и большинство перформансиситов, в основном она зарабатывает преподаванием. Единственный предмет искусства в ее квартире – увеличенная фотография, на которой изображена она сама во время перформанса. По ее словам, она не может позволить себе работы других художников, хотя ей очень нравится Марк Ротко. Херст, по официальным данным, владеет коллекцией из 2000 предметов искусства, в том числе работ Фрэнсиса Бэкона, Сола Левитта и Энди Уорхола. Но даже если ее состояние не сравнится с состоянием Херста, которое оценивают в один миллиард долларов, то Абрамович – единственный мастер перформанса, который смог стать иконой современной поп-культуры.

“Я думаю, что развитие своего бренда связано с тем, насколько вы выставлены напоказ, но это не всегда приносит деньги”, – сказал мне потом Келли. – “В этом и есть кроется вся тайна, которую мы каким-то образом сумели разгадать. Мы – те самые, кто разгадали ее, согласны? Я думаю, что одна из причин, по которой вы сейчас сидите здесь и разговариваете со мной в том, что мы знаем об этой тайне, так ведь? Или, скорее, есть мнение, что мы ее разгадали”.

В первом поколении перформансистов Абрамович, без сомнения, звезда. Но ее успех, которому способствовало сотрудничество с Келли, и ее собственные усилия, является в этой сфере исключением. Хотя ее слава оказала противоречивое влияние на искусство.

“Сейчас в этом больше театральности”, – поведала мне Элисон Ноулз в галерее James Fuentes Gallery, где мы сидели и рассматривали ее захватывающую инсталляцию “Книга-корабль” (The Boat Book, 2014­–2015). Она говорила очень вежливо, сдержанно. Наряду с Йоко Оно (у которой только что прошла ретроспектива в МоМА и у которой, как и у Абрамович, исключительая слава), Ноулз – одна из оставшихся членов Флуксус, арт-движения перформансистов “против искусства”, возглавленного Джорджом Мациюнасом и существовавшего в заброшенных зданиях Сохо в 1960-х. Одним из самых знаменитых перформансов Ноулз того периода было приготовление перед зрителями гигантского салата, который она потом им подала. “Когда мы начинали, мы были рады любой сцене с освещением”, – рассказала она. – “Звук! О, его чаще всего не было. Может быть был барабанщик, но обычно была просто сцена, немного света и все. И микрофон.”

В те дни, если Ноулз продавала работу, то это было потому, что кто-то подходил к ней поговорить после перформанса и затем уходил с покупкой. “Мне казалось, что единственным способом заработать своим искусством было выступать на сцене какого-нибудь университета, или если кто-то придет в мой лофт и скажет, что он очень хочет что-то купить”, – говорит Ноулз. – “И такое случалось нечасто. Я научилась обходиться минимумом… Так как я никоим образом не была транжирой. Я, возможно, покупаю меньше одежды, чем кто-либо из моих знакомых. То, что сейчас на мне, я купила 30 лет назад”.

Несмотря на то, что Ноулз – одна из самых почитаемых среди ныне живущих перформансистов, она никогда не зарабатывала много с помощью искусства. Да, недавно ей досталось несколько грантов и наград, в том числе и приз Фрэнсиса Гринбергера в 2015-м, а в 2011-м она начала работать вместе с молодым дилером Джеймсом Фуэнтесом. Но раньше Ноулз могла продолжать свои артистические изыскания тем, что работала на другого художника. “Тогда никто не платил”, – говорит она.

В последние годы крупнейшие организации в сфере искусства стали больше поддерживать как создателей перформансов, так и их участников. За прошедшие 10 лет перформансы начали становиться частью музейных коллекций. Одним из наиболее заметных приобретений стал “Поцелуй” (Kiss, 2003) Тино Сегала, купленный в 2008-м МоМА за “убийственную”, как написали в 2013-м году в Daily Telegraph, цену в 70 тысяч долларов. Другой случай приобретения музеем перформанса стал неожиданностью.

В июле в New York Times написали, что художники Бреннан Жерар и Райан Келли из перформанс-дуэта Gerard & Kelly продали свой перформанс “Timelining” (2014), который был частью выставки “Storylines” в Музее Гуггенхайма, в постоянную коллекцию музея. Жерар и Келли с помощью эксперта в общественных отношениях Хизер МакГи (а также сестрой хореографа Хассана Кристофера), разработали план компенсации, в деталях описывающий то, каким образом нужно платить участникам “Timelining”. Там описывалось то, что до этого оставалось неуточненным – процесс продажи перформансов в коллекции. Они привязали свою систему оплаты к прожиточному минимуму Нью-Йорка, который они оценили в 13,13 долларов в час, и посчитали, что каждый из участников восьмичасового перформанса должен получить как минимум 105,04 долларов за выход. Гуггенхайм охотно согласился, и, как они сообщили NYT, в итоге они заплатили перформансистам даже больше.

Два месяца спустя Art Newspaper опубликовала статью, напомнившую читателям, что пока такие места как Тейт или Уитни тратят миллионы долларов на создание пространств с живым искусством, им все же понадобится увеличить свои бюджеты, чтобы платить перформансистам так же, как и другим художникам, и это становится реальной практикой (газета указала на то, что профсоюзы для актеров и музыкантов существуют, а для перформансистов нет). Art Newspaper процитировала Филипа Битера, куратора перформансов в Walker Art Center, некоторые коллеги которого “удивлены, что они вообще должны платить тем, чьи живые работы они выставляют в галереях”.

Клиффорд Оуэнс, один из самых известных перформансистов в настоящее время (хотя ему еще очень далеко до статуса Абрамович), согласился с этим. Оуэнс говорил со мной по телефону после 12-часовой поездки в автобусе из Нью-Йорка, где проходит его выставка в галерее Invisible-Exports в Нижнем Ист-Сайде, в Вирджинию, где он преподает в государственном университете (как и Абрамович, он частично зарабатывает преподаванием). Перед тем как открылась его выставка в Invisible-Exports, он провел в галерее месяц, показывая перформансы избранной публике (и для всех желающих на выходных в День труда): покрывал свое тело вазелином и затем выкладывал кофейные зерна на бумагу, чтобы создать картины-перформансы. Он сказал, что часто его приглашают для перформансов в разные места, где подают икру, но “заплатить не могут”. “Я всегда говорю им, что искусство перформанса не бесплатное”, – говорит Оуэнс.

На передовой этой борьбы – W.A.G.E. (Working Artists and the Greater Economy – “Работающие художники и большая экономика”), организация художников, которая ищет способы регулировать оплату труда некоммерческими организациями. “Перформа”, возможно, самая известная площадка для перформансистов в мире, была на последнем месте в исследовании W.A.G.E. в 2010-2011 гг. о том, как некоммерческие организации платят перформансистам. Согласно опросу, 92,3% тех, кто участвовал в Перформе, не заплатили вообще ничего. А вот Kitchen, альтернативная площадка для перформансов в Нью-Йорке, заплатила всем своим художникам.

Голдберг, основатель и директор Перформы, отправила в ARTnews по электронной почте заявление, в котором назвала исследование “некорректным”, так как “оно не различает проекты, которые Перформа организует сама, и партнерские, которые курируются и организуются отдельно”.

“Перформа платит солидные гонорары всем художникам, которых она представляет на своих биеннале”, – сказала Голберг. – “Помимо гонораров мы также оплачиваем стоимость организации перформансов. Также Перформа платит всем актерам, участникам перформансов, музыкантам и танцорам, которые задействованы в постановках художников. Стоимость гонораров Перформы были выше и до сих пор выше, чем суммы, рекомендованные W.A.G.E. как для создателей, так и для участников перформансов”.

Стоит упомянуть, что часто деньги на организацию перформансов не выделяются, а платят только гонорары за выступления. В 2012 Абрамович рассказала газете “Нью-Йорк Таймс”, что гонорар за ее знаменитое “В присутствии художника” в МоМА составил 100 тысяч долларов. Сумма звучит внушительно, пока не начинаешь размышлять о том, что за три месяца представления Абрамович просидела в общей сложности 736 часов. Более того, ей не заплатили за год, в течение которого она готовила свой перформанс, и за три года после него, которые понадобились ей, чтобы восстановиться. Если посчитать, сколько бы Абрамович заплатили как нанятому перформансисту, а не создателю перформанса по модели Джерарда и Келли, то это было бы 9 663.68 доллара.

Опять же, большинство художников не сказали бы, что они участвуют в Перформе, чтобы заработать деньги.

“Я не использую перформанс, чтобы прокормить себя”, – говорит Рашид Джонсон, который участвовал в Перформе в 2013 году и теперь состоит в совете фестиваля. “Мне представляется, что для художника, который действительно живет жизнью перформансиста, все сложнее”, – сказал фотограф, художник и скульптор, добавив, что “в Перформе есть кое-что уникальное, что привлекает туда художников без опыта перформанса и заставляет их его создавать”.

Оуэнс был представлен в Перформе дважды: на ее очередной биеннале в 2005-м и еще раз во время Перформы 13, и поручился за то, что Перформа сыграла важную роль в промоушене своих участников. “Это так, – сказал он. – “И дело даже не в тысячах фолловеров в социальных сетях. Плюс фестиваля в том, что он приносит “интеллектуальную, обучающую пользу”.

В 2011 МоМА приобрела одну из работ Оуэнса для своей постоянной коллекции. Это было в том же году, когда художник устроил скандальную выставку в МоМА PS1, музее-сестре МоМА. Однако тогда Оуэнс говорил мне, что он бездомный, вписывается у знакомых, а иногда ночует в метро.

“Я стал художником не потому, что я думал, что это сделает меня богатым”, – заявил он. – “Я никогда не думал, что это принесет мне какие-либо деньги”.

Его представление в PS1, тем не менее, сделало его звездой, по крайней мере, среди тех людей, которые интересуются современным искусством. В этом шоу он представил перформансы, за которые давались очки – инструкции к разного рода действиям, которые выполняли афроамериканцы: от концептуальных (“Прокомментируйте существующую оценку производительности. Продемонстрируйте проанонсированный перформанс”) до спорных (“Продемонстрируйте французский поцелуй с кем-то из зрителей. Прижмите его к стене и потребуйте заняться сексом”). Это представление, несмотря на антикоммерческую направленность Оуэнса и сферы перформанса в целом, активно обсуждалось в прессе.

Те деньги, которые Оуэнс зарабатывает искусством, идут от продажи его картин и фотографий, которые часто являются снимками его перформансов. Ко времени закрытия его представления в Invisible-Exports в начале октября галерея продала более половины работ – в том числе картин, созданных во время перформанса – по ценам от 3 до 20 тысяч долларов. “Меня не интересует документирование перформанса”, – сказал он. – “Мне интересны перформансы, в которых создаются образы. Я называю их “отвлеченные объекты””. Я не хочу, чтобы это звучало грубо, потому коммодификация перформансов – сложное дело, и мало кому это удается. А мне уж точно не удается делать это постоянно. То, что я бездомный, указывает на то, что я не успешен в этом деле”.

Читать далее

Статьи

NFT: почему арт-рынок больше никогда не будет прежним

Опубликовано

Редактор

Цифровое искусство долгое время недооценивалось, во многом потому, что оно так доступно. Нет ничего проще, чем найти и скачать картинку и использовать ее в личных целях.

С тех пор, как JPG файл, созданный цифровым художником Майком Винкельманном под псевдонимом Бипл (Beeple), был продан на аукционе Christie’s в марте этого года за рекордные 69 миллионов долларов, наблюдатели из мира искусства разводили руками и были сбиты с толку астрономическим скачком цен на так называемый NFT-арт. 

NFT
Работа художника Beeple “Everydays: The First 5000 Days” – коллаж из изображений, которые он ежедневно выкладывал в Интернет с 2007 года

Что такое NFT?

NFT (non-fungible token, невзаимозаменяемый токен) – это цифровые работы, которые продаются как уникальные активы в виде нематериальных токенов и которые используют технологию блокчейн для подтверждения подлинности и права собственности. Для художников, которые «минтят» (=создают) невзаимозаменяемые токены, появился новый термин – теперь их называют «креаторами» или «создателями».

Покупая NFT, коллекционеры получают доступ к оригинальному файлу в наилучшем разрешении. Интересно, что, хотя и непоследовательно, эти цифровые активы имеют очень подробную информацию об их происхождении, всех транзакциях и предыдущих владельцах.

Цифровое искусство хоть и развивалось активно с 70-х годов прошлого века, но с NFT у диджитал художников наконец-то появилось собственное «пространство». До недавнего времени галереи и аукционные дома пренебрегали цифровыми произведениями и предпочитали им физические работы. Однако в 2021 году соперничество между Christie’s и Sotheby’s вышло на совершенно новый, цифровой уровень – первый продвигал и продавал работы Бипла за рекордные суммы, что сделало художника третьим самым дорогим ныне живущим художником после Джеффа Кунса и Дэвида Хокни, а второй запартнёрился с художником Паком (Pak) и NFT маркетплейсом Nifty Gateway и запустил свой первый NFT аукцион.

“The Switch” цифрового художника Pak. Продан за 1 444 444 долларов США (630.979 ETH)

Рынок нового искусства показал резкий скачок роста. По данным Crypto Art, ресурса, который отслеживает продажи NFT, с 5 апреля 2018 года по 15 апреля 2021 года 6 158 художников продали 191 208 NFT произведений на общую сумму 541 378 383 долларов США. И примерно половина этих транзакций была проведена в марте 2021 года, что привело к одному из самых больших и самых внезапных всплесков активности в истории арт-мира. Более того, художники могут еще и зарабатывать на перепродаже своих работ (часто 10% от суммы каждой новой продажи), что для физического арт-рынка просто немыслимое нововведение.

Какое влияние оказывают NFT на мир искусства сегодня?

Чтобы помочь художникам создать финансовую ценность своей работы, NFT опираются на решающий компонент – дефицит. Некоторые коллекционеры, зная, что оригинальная версия чего-то существует, с большей вероятностью будут стремиться к приобретению «аутентичного» произведения. Именно понятие дефицита объясняет, почему, например, коллекционеры бейсбольных карточек готовы заплатить 3,12 миллиона долларов за кусок картона с изображением игрока. Именно поэтому фаны Nike и Adidas просто одержимы кроссовками из ограниченных коллекций, а печально известный «фарма бро» Мартин Шкрели купил единственный в мире экземпляр альбома «Однажды в Шаолине» группы Wu-Tang Clan за 2 миллиона долларов в 2015 году.

Но бейсбольные карточки, кроссовки и диск Wu-Tang Clan существуют физически, поэтому понять, почему они чего-то стоят, намного легче. И намного сложнее осознать, почему диджитал арт или любой цифровой файл имеет ценность и называется активом.

Некоторые коллекционеры цифрового искусства говорят, что платят не только за пиксели, но и за труд художников. Отчасти это является попыткой экономически узаконить этот зарождающийся вид искусства. Кроме того, такой NFT хайп активно сформировался вследствие прошлогодней самоизоляции и чрезмерного зависания в Интернете. Ведь если почти весь ваш мир виртуален, то имеет смысл и тратить деньги на виртуальные вещи…

Всемирно известная гифка “Nyan Cat” Криса Торреса. Продана как NFT за 590 000 долларов США

Основа бума цифрового искусства была заложена в 2017 году с запуском онлайн-игры CryptoKitties. Фаны потратили более 32 миллионов долларов на сбор, продажу и разведение изображений уникальных мультяшных котиков с круглыми глазками. Тем временем геймеры начали «инвестировать» в апгрейды своих аватарок. Игроки Fortnite, например, тратили в среднем 82 доллара на игровой контент в 2019 году, что еще больше способствовало популяризации идеи тратить реальные деньги на виртуальные товары.

В то же время криптовалюты стремительно росли в цене, отчасти благодаря таким знаменитостям, как Илон Маск и Марк Кьюбан.

Предвидев возможности и нащупав почву, технические предприниматели и братья Дункан и Гриффин Кок Фостеры в марте 2020 года запустили NFT маркетплейс под названием Nifty Gateway. В то время NFT искусство только начало набирать популярность в некоторых кругах, но новичкам было трудно покупать, продавать и обменивать предметы. В Nifty Gateway приоритет отдавался доступности и удобству использования, что способствовало более широкому введению NFT в оборот.

Так, пользователи маркетплейса в течение первого года купили и продали произведений цифрового искусства на сумму более 100 миллионов долларов. Остальные альтернативные площадки (SuperRare, OpenSea и MakersPlace) могли похвастаться аналогичные продажами.

Крупные бизнесы и знаменитости тоже не стояли в сторонке. NBA Top Shot, официальная платформа Национальной баскетбольной ассоциации для покупки и продажи основных событий в виде NFT (цифровых карточек), с момента запуска в октябре 2020 заработала более 390 миллионов долларов США. Рок-группа Kings of Leon получила более 2 миллионов долларов с продажи музыки в виде NFT. Основатель Twitter Джек Дорси выставил свой первый твит на аукционе как NFT и продал его за 1630 эфиров, что по курсу криптовалюты на тот момент составило около 3 миллионов долларов. А в первые несколько месяцев 2021 года мы наблюдали самый настоящий ажиотаж и массовую истерию по NFT, где каждый день появлялись новые рекордные продажи.

Первый твит Джека Дорси, создателя Twitter, продан за 2 900 000 долларов США

Минус NFT в том, что эти произведения искусства оказывают сильное влияние на окружающую среду. Австрийский архитектор и дизайнер Крис Прехт даже решил не продавать свои работы из-за воздействия на окружающую среду. Большинство NFT работают на блокчейне Ethereum, чьи сервера за год потребляют больше энергии, чем целая Исландия. И хоть создатели эфира давно обещают найти более экологичный способ работы, пока что их обещания остаются только обещаниями.

Независимо от того, «за» мы или «против» нового современного искусства, мы не можем отрицать то влияние, которое NFT уже оказывает на арт-рынок. Галереи по всему миру проводят специализированные выставки и пытаются привлечь NFT креаторов и новое поколение коллекционеров-миллениалов. Аукционы организуются исключительно для продаж NFT. Поэтому логично предположить, что музеи, галереи и другие физические арт-площадки подхватят новый тренд и больше никогда не будут прежними, а большая часть художников и коллекционеров окончательно уйдут в онлайн. 

По материалам The New York Times, Time и BBC.

Читать далее

Статьи

Почему интернет-маркетинг сейчас востребован?

Опубликовано

Редактор

Согласно глобальной сетевой статистике, больше 4,5 млрд человек являются интернет-пользователями. При этом в среднем люди проводят в сети больше 6 часов в день. Впечатляющий результат, не правда ли? Не удивительно, что интернет-продвижение и Digital-маркетинг в целом сейчас так востребованы. 

Внесем терминологическую ясность. Диджитал-маркетинг – это продвижение с использованием цифровых каналов рекламной коммуникации. Веб-реклама, реализуемая на интернет-пространствах, является его частью.

Перевод бизнеса в онлайн – сегодняшние реалии

Другой важный момент касается противоэпидемиологических ограничений, с которыми столкнулись современные компании. Все виды бизнеса в той или иной мере ощутили сложности от запретов на привычные тактики работы и, как следствие, осознали необходимость переходить в онлайн. В связи с этим интернет-реклама также стала актуальнее для рынка.

Курсы интернет-маркетинга в Киеве готовят профессионалов в разных направлениях веб-продвижения:

  • SEO-оптимизация сайта;
  • PPC-реклама;
  • СММ-маркетинг;
  • Email-рассылка.

Можно выбрать специализацию или заниматься общей веб-рекламой. На курсах интернет-маркетинга с нуля вы получите комплексную подготовку по веб-продвижению. Дальнейшее зависит уже от вас.

Компьютерная школа Hillel предлагает другие программы айти-обучения. Еще одно актуальное направление, которое не требует умения кодить, – курсы веб-дизайна с нуля. Запишитесь уже сейчас, чтобы успеть на ближайший набор группы.

Как Digital-маркетолог участвует в ведении бизнеса?

Несмотря на востребованность веб-рекламы на рынке, многие предприниматели до сих пор не понимают, зачем нанимать такого специалиста. Они полагают, что справятся своими силами. Понимание, насколько ошибочно такое мнение, приходит с первыми попытками настроить рекламный кабинет в Facebook или таргетировать Instagram-аккаунт. И это только технические моменты. А ведь роль маркетолога в интернете гораздо серьезнее. 

Выясним, что еще полезного делает такой специалист.

  1. Определяет целевую аудиторию. На кого рассчитана реклама? Маркетологу под силу нарисовать максимально четкий портрет потенциального клиента с учетом его возраста, пола, работы, образа жизни, интересов, запросов и так далее.
  2. Изучает конкурентов. Держать во внимании все, что происходит на рынке, – это тоже может специалист по продвижению в сети.
  3. Ведет статистику, анализирует эффективность рекламы.
  4. Поддерживает репутацию и имидж компании.
  5. Делает бренд и продукт узнаваемыми.

Даже если вашего бизнеса нет в интернете, это совсем не значит, что нужно сохранять виртуальное молчание. Сетевые клиенты легко переходят в оффлайн, когда хотят купить понравившийся товар.

По материалам: https://ithillel.ua/

Читать далее

Статьи

Кращі ноутбуки 2021 року

Опубликовано

Редактор

Якщо ви все ще працюєте вдома або навчаєтесь дистанційно, цей список може допомогти вам знайти найкращий ноутбук для вашої ситуації. Незалежно від того, чи шукаєте ви ноутбук для роботи, школи, розваг чи ігор, ви знайдете наші найкращі вибори від найкращих брендів ноутбуків на ринку: Apple, Dell, HP, Microsoft, Asus, Acer, Lenovo та інших.

Ми переглядаємо багато ноутбуків, тому очевидно, що не всі вони є в цьому списку. Також, не всі комплектуючі ноутбуків довговічні, можливо ваш акумулятор вийде з ладу вже через рік використання. Тому ви можете зайти в магазин Zeto.ua і перевірити ціни на деталі, взагалі, досить зайти в будь-який магазин, де вам зручно буде шукати.

Кращий невеликий ноутбук

Dell XPS 13 2020

Dell XPS 13 є багаторічним фаворитом завдяки своїм розмірам, вагі, продуктивності та просто загальному гарному зовнішньому вигляду. У 2020 році Dell зробила ноутбук ще меншим, збільшивши при цьому екран ноутбука та збільшивши продуктивність як для процесора, так і для графічних завдань. Це не величезний стрибок, але цей Dell XPS все ще є найкращим у цій категорії. А для тих, хто хоче найновіші та найкращі процесори Intel, Dell XPS 13, а також XPS 13 компанії 2-в-1  (також чудовий вибір) пропонуються разом із чіповими процесорами Core 11-го покоління з Опції Intel Core i3, Core i5 та Core i7. Цей Dell також пропонує вибір варіантів сховища та пам’яті SSD, починаючи з жорсткого диска SSD 256 ГБ та 8 ГБ пам’яті.

Найкращий невеликий ноутбук вартістю менше 28000₴

Asus ZenBook 13

Asus ZenBook 13 – це стильний, але не ефектний 13,3-дюймовий ультрапортативний пристрій з ідеальним розміром для крихітний столів. Ви отримаєте понад 12 годин автономної роботи залежно від вашої конфігурації – вона доступна з процесором Intel 10-го покоління або процесором Intel Core i7 11-го покоління – і багато продуктивності для швидкої роботи в щоденних офісних або шкільних завданнях. До того ж , як і багато  Asus ноутбуків, Zenbook додає кілька гаджетів доповнень, ми сподіваємося зробити ваше життя простіше.

Найкращий маленький 2-в-1

HP Envy x360 13 (2020)

HP Envy x360 13 – чудовий вибір для старших класів або студентів або тих, хто шукає маленького, стильного двох-в-одному з яскравим екраном для подорожей. Цей ноутбук HP має малу вагу лише 3 кг, а час автономної роботи триває, незважаючи на розмір. Він також доступний з вибором процесорів AMD Ryzen 5-4500U або Intel 11-го покоління Core. По суті, ви отримуєте швидкий маленький «два в одному», який готовий до роботи вдома чи дистанційного навчання, але також готовий до вашого рюкзака. 

Кращий MacBook Pro

Apple MacBook Pro (16-дюймовий)

Поєднання більших апаратних засобів MacBook Pro та MacOS забезпечує максимальну продуктивність компонентів. Забезпечуючи при цьому акумулятор провідного класу таким чином, як це ніколи не робить операційна система Windows, а екран з високою роздільною здатністю залишається приголомшливим. Крім того, клавіатура цієї потужної моделі ноутбука використовує перемикачі в стилі ножиць під кришками клавіш, а не настільки глузливий перемикач у стилі метелика. Однак ви платите за це – базова ціна 16-дюймової моделі цього преміум-ноутбука становить 66000₴. 

Кращий ноутбук Surface

Microsoft Surface Pro 7

Поверхня Microsoft Surface Pro продовжує бити всі правильні ноти, якщо ви шукаєте собі чудовий ноутбук. Цей потужний ноутбук Surface оснащений процесором Intel 10-го покоління, швидким бездротовим Wi-Fi 6  та тривалим часом автономної роботи. Цей ноутбук Surface також є першим, хто має порт USB-C, який відповідає принципу добросовісності. 

Кращий MacBook Air

Apple MacBook Air 2020

Це наша рекомендація для тих, хто шукає ноутбук MacOS для щоденного базового використання. MacBook Air був оновлений в першій половині 2020 року новими процесорами Intel і, головне, новою клавіатурою. Однак у листопаді Apple оголосила, що нові процесори M1 замінять центральні процесори Intel. Використовуючи Apple M1, компанія обіцяє операційну систему з кращою продуктивністю та довшим часом автономної роботи – до 18 годин. Моделі на базі Intel все ще існуватимуть, однак, незалежно від того, на якій мікросхемі працює Air, ви отримуєте чудовий маленький ноутбук Mac, починаючи з 27000₴. 

Найкращий ноутбук із обмеженим бюджетом

Acer Swift 3

Чудова пропозиція для простих завдань, таких як електронна пошта, обробка текстів та багато іншого, завдяки новим процесорам AMD Ryzen 5 та Ryzen 7. Цей бюджетний ноутбук також має клавіатуру з підсвічуванням, зчитувач відбитків пальців і порт USB Type-C. Acer Swift 3 також є неймовірно легким ноутбуком – вагою менше 1.3 кг, яку можна знайти за ціною менше 20000₴.

В доповнення до цього Acer Swift, ми також шанувальники Acer Aspire 5, який має більший 15,6-дюймовий дисплей. Acer Aspire 5 доступний у різних конфігураціях, починаючи від 10000₴, але може доходити до 21000₴, якщо вам потрібна дискретна графіка початкового рівня для базових ігор та створення контенту.

Кращий Chromebook

Lenovo IdeaPad Chromebook Duet

По суті, це версія Chrome першого Microsoft Surface Go. Як і Go, Chromebook Duet – це 10-дюймовий планшет зі знімною клавіатурою та сенсорним екраном. Однак, на відміну від Microsoft, Lenovo включає клавіатуру. Цей ноутбук з ОС Chrome також коштує набагато дешевше, ніж Go (включаючи новий Go 2 , а пропозиції для ноутбуків стартують від 8000₴ доларів за версію на 64 ГБ або 8500₴ за одну із 128 ГБ пам’яті. По суті, це самий менший ноутбук, хоча і менш потужний, який має більший сенс для більшості людей за ціною, яка більше відповідає вартості Chromebook.

Дует Chromebook Duet має невеликий екран, однак, якщо ви регулярно використовуєте його за столом, радимо підключити зовнішній монітор до порту USB-C. Ймовірно, вам теж захочеться підключити бездротову клавіатуру та мишу. Або, якщо вам потрібен більш традиційний досвід роботи з ноутбуком, а не режим планшета, тоді вам варто шукати Lenovo Chromebook Flex 5. 

Кращий дешевий ігровий ноутбук

Dell G5 15

Ігрові ноутбуки Dell G-серії коштують дешевше, ніж у підрозділі Alienware, але все ще здатні відтворювати найновіші ігри AAA. Є три окремі моделі –  G3, G5 і G7  – доступні в 15- і 17-дюймових розмірах. Середньочастотний G5 15 досягає мети завдяки чудовому співвідношенню ціни та якості, якості збірки та дизайну. Найновіші версії  починаються з 24000₴, включаючи спеціальну модель із вражаючим процесором AMD Ryzen 5 4600H

Кращий робочий ноутбук

Dell Latitude 9510

Незважаючи на те, що в цьому році Asus і Lenovo виявили чудові ноутбуки для бізнесу, ця Latitude зараз є нашим найкращим вибором. Спільно з Intel, 9510 розміщує 15-дюймовий дисплей у 14-дюймовому корпусі, але при цьому акумулятор працює понад 20 годин і має потужний процесор Core i7 з vPro для безпеки та віддаленого управління. Він доступний із мобільним з’єднанням 4G або 5G, і використовує AI, щоб дізнатись, як ви працюєте, щоб забезпечити найкращу продуктивність, незалежно від того, заряджений ви батареєю чи підключений до мережі. Крім того, він доступний як традиційний ноутбук-розкладачка або як два в один.

Читать далее
BLOCKSAYS
BLOCKSAYS
Дошка безкоштовних оголошень в Україні
art-insight.com.ua

Читаемые